?

Log in

cheshuevich4
Recent Entries 
Смотрю сериал Госпожа Коп и всё было интересно, что это за основной алкогольный напиток, которым "убираются" гурои фильма оказалось это Soju(верхняя фотография -напиток в в зелёной бытулке(вот уж "зелёный змий"!) - крепостью 19-20 градусов рисовый ликёр. К вопросу, почему "пианство" в ЮК не просто разрешено, а даже как бы "узаконено" традициясм, но такого количества "запойных пьяниц" как у нас нет. Ланьков, к примеру, рассказывал, что его лучший студент познакомился со своей барышней, когда она стояла и обнимала светофор, и это не считается особенно предосудительным. Предосудительно - если на следующее утро, ты не выполняешь свои обязанности. Разумеется, "лёгкость" напитка - это всего одна из причин, но всё же - всё же.


Честно стянутая запись блогеров:

В конце января только наступившего 2013 года мы с Максимом отправились в Южную Корею тестировать местные спиртные напитки.

По прибытию в Сеул корейские таможенники с помощью маленькой собаки, кажется бассета, вычислили и забрали у Максима колбасу, которую он вез в качестве презента своем другу Владимиру. Собаку мы не виним, скорее всего, корейцы поставили ей жесткое условие: или ты помогаешь нам помогать конфисковывать мясопродукты или будешь съедена. Но Максим расстроился, и мы начали пить пиво Хайт уже в поезде из аэропорта в Сеул.
Пиво в стране Утренней Свежести начали производить европейцы в начале 20-го века. На местном языке оно называется mekchu (맥주). Сегодня существует два основных пивоваренных производства: Hite-Jinro и ОВ, контролирующих более 70% местного рынка. Большинство марок пива, производимых этими двумя компаниями, производится с добавкой рисового и кукурузного солода, что придает пенным напиткам иной, неклассический пивной вкус.

Основной текстCollapse )


Что пьют в Южной Корее
Оригинал взят у igorkurl в Историк Е.В. Пчёлов о несостоятельности оправдания террора Ив. Грозного ссылками на европейский опыт

Николай Васильевич Неврев, картина Опричники. (изображено убийство боярина Ивана Челяднина-Фёдорова, которого Грозный заставил одеться в царские одежды и сесть на трон, поклонился ему, а затем ударил ножом со словами: «Ты хотел занять мое место, и вот ныне ты, великий князь, наслаждайся владычеством, которого жаждал!»)

Из фейсбука Е.В. Пчёлова:

ПАМЯТНИК
«А у них негров линчуют!»
Излюбленный приёмчик оправдателей и защитников отечественных безобразий – перевод стрелок на других, этакий логический кульбит: у нас плохо, но там (где-то) ещё хуже. Ну или во всяком случае не лучше. Классический и проверенный способ – да все такие кругом были, ну и что, что он людей резал?... Иезуитство, нет, какое-то изощрённое изуверство мышления. Способ оправдания зла, как бы преуменьшения его. Мол, и порезали-то совсем немного, а уж в сравнении… А у них негров линчуют!
На самом деле это вывихнутая логика. Она порочна так же, как порочны её подзащитные, ведь оправдатели зла солидаризируются с ним. Но применяется она лишь в одном случае – когда отрицать очевидное, сам факт наличия убийств при тирании, невозможно. Ну действительно, нельзя же отрицать, что при Сталине были расстрелы, или что Иван Грозный, пусть многократно «оклеветанный» невидимыми врагами, всё-таки иногда кого-нибудь да казнил. Тогда спасение в одном – а там…, а они…, да и вообще всего этого у нас было не так уж и много… Ну, расстреляли при Сталине не несколько миллионов, а «всего лишь» 800.000. Ну, действительно, подумаешь… И бессмысленно тут говорить главное – дело ведь не только в количестве, хотя и оно ужасно!, а в качестве, в избирательности этого террора, имевшего все признаки целенаправленного геноцида, только не по этническому, а по социальному принципу.
Душегубы любят друг друга. В древних примерах они видят основания и оправдания своих злодеяний, осознаваемых ими как «необходимость». И, конечно, их не может смутить «поправка» на век – как известно, для большевиков это никогда не было препятствием, они и историю перекорёживали (и не раз) себе в угоду. Вот и Сталин – уважал Грозного. Но Сталин был откровенен. Он прямо говорил: да, казнил, да, убивал – но в этом была необходимость, и плохо (!) только, что казнил мало. Вот они, «неувядаемые» слова: «Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не дорезал пять крупных феодальных семейств. Если бы он эти пять боярских семейств уничтожил, то вообще не было бы Смутного времени. ...Нужно было быть ещё решительнее». Сталин дорезал. Коммунисты доделали дело Грозного: кажется, аристократии в пост-советской России почти не осталось. Впрочем, резали не только её…
С Грозным вариант "классический". Отрицать убийства бессмысленно (включая и ближайших его, последних родственников) - тогда в ход ещё в сталинский период пошло глумливое и позорное сравнение. Грозный был в XVI веке, когда:
В Англии Генрих VIII, казнивший двух жён за измену, при котором в Англии жестокими методами прошла Реформация (среди жертв Томас Мор);
Там же потом Мария Кровавая, устроившая Контрреформацию с кострами и казнившая девятидневную королеву Джейн Грей с сородичами;
И там же ещё позже Елизавета I, про которую в связи с казнью Марии Стюарт, и так всё понятно.
В Испании «мерзкий паук» Филипп II, при котором тоже сжигали еретиков и вешали голландцев, устроивших, как известно, национальную революцию.
В Швеции полоумный Эрик XIV, устроивший Стурское убийство и, в конце концов, свергнутый с престола и заточённый в тюрьму.
Ну и, наконец, в качестве апофеоза – конечно же, Варфоломеевская ночь, инициированная «чёрной королевой» Екатериной Медичи и павшая мрачной тенью на в общем-то тривиального короля Карла IX.
Теперь всякого рода подсчёты – и ура! Грозный убил меньше. А убивали кругом все.
А вот теперь, товарищи грознофилы, поговорим о другом. Грозный был в XVI веке, когда:
Во Франции был великий король эпохи Ренессанса Франциск I, много воевавший, но никого не казнивший;
Там же потом менее выдающийся и менее достойный, но тоже не особо замеченный в массовых убийствах Генрих II. Тот самый король-рыцарь, который погиб на турнире;
Там же и несколько позже «славный» король Генрих IV, ну этот и вовсе фольклорный персонаж;
В Германии (а вернее, в Священной Римской Империи Германской нации) Фердинанд I и Максимилиан II. Первый, правда, подавил пражское восстание (но восстания и вообще, как правило, давят), зато уж императорами оба были достойными;
В Венгрии два Яноша Запольяи, папа и сын, которым казнить было некогда – с турками воевали. А второй и вовсе объявил свободу вероисповедания в своём королевстве;
В Польше, которая потом Речь Посполитая, вполне себе мирный нравом Сигизмунд II Август, кажется, вообще равнодушный к религиозным распрям;
В Тоскане весьма суровые Козимо Великий и Франческо I, но всё же не серийные патологические убийцы;
В Дании Кристиан III, устроивший Реформацию без всякой резни, а потом Фредерик II, сторонник религиозной свободы и покровитель наук и искусств;
В Швеции Густав Васа до Эрика XIV и Юхан III после – тоже совсем не кровавые…
Ну, уж про создателя Нидерландов – Вильгельма Оранского и вовсе говорить не приходится. Герой – он и есть герой.
Значит, и в XVI веке можно было быть достойным монархом, без всякого террора по отношению к собственным подданным?
Ну и самое главное – до Ивана Грозного был Василий III, человек жёсткий, но не тиран-убийца, а после - так и вовсе тихий и кроткий Фёдор Иоаннович… Почему же с ними никто не сравнивает?
Дальше можно задуматься, а почему же плохие Генрих VIII, Мария Кровавая, Филипп II и Екатерина Медичи всё это творили? Борьба католиков и протестантов, борьба одной веры против другой, борьба одной части Европы против другой. Кем были убитые и замученные Иваном Грозным митрополит Филипп, князь Воротынский или Владимир старицкий – еретиками? С проповедью или оружием в руках пошедшими против «истинной» веры? Что же сравнивать принципиально разные вещи – религиозные войны, с одной стороны, и внутригосударственный террор, с другой? И какое значение имеет здесь количество жертв? Разве кто-то пытается «реабилитировать» инквизицию или Екатерину Медичи? Разве признание одного преступления во Франции и другого в России может служить оправданием для любого из них? Абсурд. Но этим абсурдом и пользуются доморощенные поклонники деспотизма.
И, последнее, на дворе XXI век. Католическая церковь, правильно поступая или неправильно, но признаёт и официально осуждает кровавые в прошлом деяния, осуществлявшиеся её именем. Не видно в Лондоне памятников Марии Кровавой, а в Париже Екатерине Медичи – там более достойные персонажи есть. И даже Филипп II ни одного памятника не получил, хотя и был личностью в высшей степени неординарной. На конях в европейских городах Генрих IV и Людовик XIV, Филипп III и Филипп IV, Козимо Великий и Карл I, Кристиан V и Вильгельм Оранский. И только у нас теперь любимый правитель товарища Сталина, «не дорезавший» несколько феодальных семейств. Что уж тут на Европу пенять?

https://www.facebook.com/eugene.pchelov/posts/1107542202628239


Оригинал взят у tverdyi_znak в Война, которая шла 38 минут
Оригинал взят у tverdyi_znak в Война, которая шла 38 минут


Самая короткая война, занесенная в книгу рекордов Гиннеса, произошла 27 августа 1896 года между Великобританией и султанатом Занзибар. Англо-занзибарская война длилась... 38 минут!



Read more...Collapse )



Оригинал взят у diadia_borodaty в Канувший в лету обычай
В царской России практически каждое здание принято было освящать при закладке. Причём даже если здание вовсе не предназначалось для проживания православных подданых; на одной из фотографий запечатлен молебен при закладке здания будущего германского посольства в Петербурге.
Далее интересный текст из книжки двух старых питерцев — Пызина и Засосова — «Из жизни Петербурга 1890 – 1910-х годов», книга выпущена ещё в советское время, неоднократно переиздавалась.

***
Закладка дома относится к обычаям, навсегда ушедшим из нашей жизни. Надо различать закладку дома с технической точки зрения, когда укладываются первые камни фундамента, и закладку дома как религиозный обряд и семейный праздник. Обычай этот еще сохранился на окраинах города и в пригородах до наших дней.

Когда каменное здание выведено из цоколя, а деревянное имеет уже два венца, хозяин назначал день праздника — закладки. К этому времени на лесах ставился деревянный крест, высоко возвышающийся над постройкой. Кроме того, в каменной кладке оставлялось место для небольшой свинцовой коробочки, а в деревянном венце вырубалось гнездо для такой же коробочки. Место вырубки выбиралось в восточном углу будущего дома.

5331920_original.jpg

ещё...Collapse )

Оригинал взят у maj_buzzard в "Нечестие и Беззаконие": Был ли Этолийский союз "пиратским государством"?
Вопросы отечественной и зарубежной истории, политологии, социологии, теологии, образования. Материалы конференции «Чтения Ушинского». Ярославль, 2016. С. 14-18.

Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображений

Морское пиратство сопровождало греческую цивилизацию с легендарных времен - достаточно вспомнить иные «подвиги» хитроумного Одиссея. Не миновало оно и жителей Этолии, гористого края на западе Греции. Еще в V в. до н.э. их описывали как полуварваров, которые занимаются разбоем и не расстаются с оружием [18.1. 5. 1-3; III. 94. 4-5]. В IѴ в. этолийские племена объединились в федерацию, со временем ставшую одним из ведущих греческих государств. Однако репутация этолийцев принципиально не изменилась - прежде всего благодаря Полибию, выходцу из конкурирующего и враждебного им Ахейского союза. С его легкой руки к прежним грехам этолийцев (необузданный нрав, коварство и т.д.) добавился еще один - тяга к пиратству. Если верить Полибию, Дикеарх, один из самых отъявленных головорезов, даже водрузил алтари Нечестию и Беззаконию и почитал их как богов [12. XVIII. 54. 10].

Неудивительно, что Этолийский союз III в. в историографии часто предстает настоящим «пиратским государством», которое не только поощряло морской разбой, но и открыто шантажировало этим города по всему Эгейскому морю. >>>Collapse )

6th-Jun-2016 01:16 pm - Самый большой меч!
Оригинал взят у rsv_aka_vedjmak в Самый большой меч!

Самый большой меч!



Вес меча 14,5 кг, выкован меч в августе 1447 года
Читать Collapse )

14th-May-2016 08:11 pm - Фуззи-Вуззи
Оригинал взят у vikond65 в Фуззи-Вуззи
168_001

На снимке - воины суданского племени хадендоуа, что переводится как "дети львов". Этот народ вместе с другими суданскими племенами более 30 лет противостоял Британской империи, стремившейся покорить их страну. Англичане за характерные прически прозвали хадендоуа "фуззи-вуззи", то есть "кудряшками" или "волосатиками".
24 ноября 1899 года у городка Умм Дивайкарат состоялось последнее крупное сражение англо-суданской войны, в котором английские войска под командованием полковника Реджинальда Уингейта разбили суданских ополченцев, возглавляемых халифом Аблдаллой ибн Мухаммедом.
У Абдаллы было примерно десять тысяч воинов, у Уингейта - около восьми тысяч британских и колониальных солдат. Но англичане имели магазинные винтовки, картечницы Гатлинга и пулеметы Максима, а суданцы - мечи, щиты и копья. Только у некоторых из них были фитильные и кремневые карамультуки.
Read more...Collapse )

Оригинал взят у antoin в Слуга царю, отец солдатам.
oficial-tercios-augusto-ferrer-dalmau
(Картинка на другой век, ну и чёрт с ним.)

Избранные заметки по исследованию военных мемуаров Ренессанса (Harari, Yuval N. Renaissance military memoirs: war, history, and identity, 1450-1600 (2004)).

Брантом рассказывает, что во время осады Пиццигеттоне испанский снайпер из гарнизона был готов поразить вражеского командира, маркиза де Пескара. Когда он уже готов был выстрелить, его капитан выхватил зажжённый фитиль со словами: «Не дай бог, чтобы через нашу жестокость погиб самый отважный из ныне живущих капитанов, отец солдат, который содержит нас [тоже], хотя мы враги. Намного лучше будет, если мы сохраним его жизнь, поскольку те из нас, кто будет жив, получат жалованье и не умрут от голода во время беспечного и ленивого мира».
Брантом замечает, что, по его мнению, капитан сказал хорошо, так как маркиз был врагом мира и другом войны и честолюбия и всегда давал своим врагам дело, которым они могли заработать на хлеб. Маркиз так не любил мир, что однажды, когда некие монахи приветствовали его словами «Да пошлёт Господь вам мир», он отвечал «Да лишит вас Господь Чистилища», подразумевая, что они благословили его на потерю его источника существования, а он пожелал им того же*.

*Интересно, что маркиз у Брантома почти дословно повторяет случай с Хоквудом из новеллы Саккетти, которую я недавно выкладывал.

Когда герцог де Гиз был убит при осаде Орлеана, солдаты с обеих сторон оплакивали его как своего отца, ибо «честно говоря, солдата не тревожит, какой ветер войны дует, праведный или нет, но [важно только] где есть [что-то] на поживу. И кто создаёт ему возможность заработать хлеб, тот ему и отец».

Мемуаристы того времени не писали о войне как о феномене. Их интересовали конкретные события, а не осмысление сущности организованного насилия. Их конфликты с вышестоящими командирами были личными, а не символом сопротивления бездушной военной машине. Война в их представлении была естественным явлением и даже положительным, и её не стоило прекращать. Она давала дворянам и солдатам-простолюдинам способ заработать хлеб, престиж, статус и даже смысл жизни. Тогдашняя испанская песенка говорила:
Война мне родина,
И латы мне как дом,
И круглый год
Вся жизнь моя — лишь бой.

Практически никто из мемуаристов не пишет и о том, как реальность войны растоптала иллюзии, порождённые рыцарскими романами и рассказами ветеранов, хотя некоторые упоминают о том, что в юности отправились на поиски приключений. Разве что Гаскойн говорит, что война его разочаровала. Он ждал от войны денег и славы, а получил лишь кровь, грязь и муки. При этом все лишения и страдания он считал нормальным делом — его расстроило лишь то, что судьба лично его обделила деньгами и славой, в то время как другие их получили.

Оригинал взят у antoin в 14-я причина любить XVI век
image

Все так поглощены темой заморских яств, что я обнаглею и вспомню частый вопрос, а за что же мне так нравится именно Раннее Новое время. Попробую написать попроще, да не обидятся специалисты.

Ответов много. Например, 14-я причина любить XVI век: конец аристократии как незаменимой военной силы.
Нельзя читать про этот век в вакууме, не вспоминая о том, какой непреодолимой до него была пропасть между богатыми рыцарями и воинами победнее. Деньги и социальный статус родителей давали благородным сэрам питание, снаряжение, свободное время и учителей для тренировок. Выходцы из элиты в среднем были заметно сильнее и буквально на голову выше простых солдат, массово страдавших рахитом из-за недоедания в детстве, а доспехи защищали от смерти намного лучше, чем можно было бы предположить, плюс традиция брать в плен ради выкупа. Нормальное описание итога средневековой битвы — это тщательное перечисление взятых в плен аристократов, убитых любимых коней и редких погибших шевалье (утрирую, но по меркам будущих времён гибли и правда немного). Если убитых рыцарей не было, битву можно было назвать «бескровной», а то и вовсе «ярмаркой». Погибших простолюдинов считали неохотно, если вообще считали, а проблемы некомбатантов вообще были вне этой картины мира. Нормы военного права по большей части действовали только для своих. Их образ мыслей и ценности тоже были совершенно чуждыми для всех вне этой узкой касты. Даже тот самый шевалье де Баярд, которого первым назвали «рыцарем без страха и упрёка», убивал пленных простолюдинов не без удовольствиях.

Потом пошли один за другим тревожные звоночки. Как будто случайности. И вот, наконец, в XIV-XVI вв. пика, мушкет и, главное, колесцовый пистолет окончательно прекратили этот праздник самым некуртуазным образом. Read more...Collapse )

This page was loaded Dec 11th 2016, 2:06 am GMT.